Украина и капитал

 

Украина и капитал

Украина



12.01.2014

 

Александр ПАСХАВЕР, президент Центра экономического развития


Точно предсказать, какими будут взаимоотношения капитала и государства через 25 лет, дело несерьезное. Однако попробуем очертить общие тенденции.

Мое понимание этих взаимоотношений таково: я рассматриваю капитал как энергию, которая бывает исключительно продуктивной и позитивно влияющей на развитие общества или разрушительной, как всякая энергия, – все зависит от того, каким образом она организована и по каким правилам она функционирует.

В этом смысле мне кажется, что обвинения, выдвигаемые к капиталу, в принципе неверны. Капитал как энергия ведет себя так, как и должен себя вести. То есть каждый истинный предприниматель стремится максимизировать свою прибыль. И это его главная задача. Конечно, как человек он имеет моральные ограничения. Все зависит от того – это известно еще со времен Маркса – каков уровень рентабельности. Чем выше рентабельность, тем слабее действуют моральные ограничения. Так естественно, потому что это энергия. Но тем неотвратимее должно быть соблюдение ограничений и правил, выработанных обществом. Однако обвинять энергию в том, что она ведет себя не морально, это, мне кажется, в принципе неверно.

Из обвинений следуют нелепые выводы. Самый нелепый: давайте без него обойдемся. Это все равно, что сказать – давайте обойдемся без энергии, потому что она нам мешает. Энергия моря нам мешает, потому что разрушает берега. Или молния, которая ударяет и тоже несет разрушения. Или, например, пожелание, чтобы капитал ушел из власти. Или чтобы он был в полной мере социально ответственным. На самом деле, капитал учитывает социальные проблемы, но только в меру того, как общество ставит его в определенные границы c помощью нормативных актов и общественных норм. Это вступление.

То, что сейчас происходит во взаимоотношениях капитала и государства, как раз свидетельствует о слабости и недееспособности государства. Капитал ведет себя адекватно ситуации. А поведение государства – это его тяжелая болезнь, если хотите – болезнь роста. Государство не обеспечивает проводники и границы, в которых эта энергия должна работать позитивно, в интересах общества. Вот почему мы имеем, к примеру, массовое распространение рейдерства или невыполнение договоров, или проход во власть представителей капитала, которые работают своими собственными лоббистами. Все эти явления – это и есть симптомы малой дееспособности государства.

Изменение взаимоотношений между капиталом и обществом будет зависеть от того, как изменится общество и государство. Если оно по мере созревания станет более эффективно регулировать эту энергию, то мы получим образцы более цивилизованных отношений. Если оно не сумеет этого сделать, то целый ряд исторических примеров показывает, как ведет себя капитал в странах, где государство малодееспособно. И мы будем продолжать ругать капитал за то, что он ведет себя нецивилизованно.

В исторической тенденции прогноз вполне позитивен. Мы начали историю независимой Украины с неблагоприятными социально-историческими параметрами нашего общества. Это безгосударственность, отсутствие элит, для которых управление страной было бы профессией, – таких людей у нас не было. Уважение к закону отсутствует, в основном, из-за недоверия к государственной власти – это тоже исторический синдром. И то, что сейчас происходит, – мне кажется, это просто процесс созревания. Я бы назвал это стадией «гадкого утенка» по аналогии с известной сказкой Андерсена.

Кто-то из политологов недавно сравнил нашу демократию с канализационной трубой, из которой на граждан низвергаются соответствующие продукты взаимоотношений политиков. Я вижу в этом образе не только отрицательное, но и положительное значение. К чему ведет такого рода взаимодействие политиков? Ну, скажем, к отвращению. Но это приведет к власти другую генерацию политиков, не ангелов, конечно, но ведущих себя более зрело и продуктивно.

Открытость, конфликтность, даже скандальность политики – это шанс для «гадкого утенка» когда-нибудь стать лебедем.

Мы можем надеяться, что в течение 20-30 лет войдем в цивилизационное русло взаимодействия капитала и государства, привычное для западных стран. Это значит, что капитал перестанет воздействовать на власть непосредственно – путем делегирования во власть своих представителей. Капиталу придется повысить то, что мы называем социальной ответственностью, – а на самом деле просто демонстрировать поведение,  адекватное состоянию общества и законодательству.  

Если законы не действуют или если их нет, то это не просто недостаток. Это – свидетельство определенного состояния общества. Общество выполняет те законы, которые соответствуют общепринятому пониманию того, что хорошо, а что плохо. Мы можем придумать какие угодно законы. Но закон, по которому, скажем, наказывается убийство, у нас достаточно хорошо действует. А закон, по которому наказывается взятка, практически перестает действовать на уровне чуть выше председателя сельсовета. Это просто состояние общества, где взятка является приемлемым грехом.

Когда это изменится, изменятся и законы, и поведение капитала. Ну, как можно требовать от капитала, чтобы он был цивилизованным, если государство не в состоянии принудить контрагентов выполнять договора? Государство этим практически не занимается, хотя это – одна из основных его функций.

В Украине период первоначального накопления капитала пока еще не закончился, но уже находится на завершающей стадии. Впрочем, период накопления капитала вечен, как сама жизнь. Первоначальное накопление – это массовидное, скачкообразное накопление частного капитала на фоне его полного отсутствия, которое было после социализма. И когда, скажем, Виктор Пинчук говорит, что для него накопление капитала – это пройденный этап, а теперь пришел час отдавать, то таким образом он демонстрирует не столько свои человеческие качества, сколько социальную проницательность владельца крупного капитала.

Существуют специальные исследования, посвященные социально ответственному капиталу. Его ответственность может проявляться на всех уровнях: например, методологическая помощь государству в стратегической работе. Это может быть работа с местной властью по повышению качества социальной помощи. И это, наконец, может быть работа по улучшению социального климата на своих предприятиях. То есть на всех уровнях капитал может быть и полезен, и социально эффективен. Тут море, безбрежное пространство для социальной деятельности.   

И конечно, капитал будет вкладывать в модернизацию экономики, он это уже делает. Если у нас ежегодно и достаточно быстро растет производительность труда, то каким образом это достигается? Конечно, за счет модернизации. Другой вопрос, что всегда есть максималисты, которые начинают учить частный капитал, как ему вести себя. Скажем, «Почему вы купили завод, а не вкладываете в него?». Не нужно забывать, что одна из важнейших функций капитала – это искать эффективные сферы приложения. И вовсе не обязательно это должна быть та сфера, с которой он начинал. Поэтому для нас принципиально важно, чтобы капитал работал здесь, а не за рубежом. Хотя и здесь не все так просто. Потому что экспансия украинского капитала за границу – это тоже позитивное явление. Мы боимся прихода транснациональных корпораций в Украину. А почему мы не думаем о том, что наши крупные капиталисты тоже могут стать транснациональными корпорациями, со штаб-квартирой в Киеве? Это было бы очень желательно.

 

 

 

http://www.profil-ua.com/index.phtml?action=view&art_id=775



Создан 12 янв 2014



счетчик посещений WWF Russia. LINK_ALT